Дело Остапа Бендера живёт и побеждает

 Теория и практика новосибирской политической жизни всё больше становится быть достойной того, чтобы на её основе пополнить бессмертные произведения Ильи Ильфа и Евгения Петрова новыми главами. Итак, читаем продолжение…

Долгие годы бесплодной борьбы с жильцами  в должности управдома, и,   главное, близкое знаком­ство со всеми видами их нелитературных диалектов,    сыграли большую роль в повышении общеобразовательного уровня Остапа.

Он теперь свободно мог в обществе пикейных жилетов порассуждать на высокие темы,     начиная от  строительства третьего моста и кончая перспективами выполнения Стратегического плана устойчивого развития Новосибирска, в котором он жил уже лет пятьдесят.

Утром нужно было идти за кефиром. Проклиная жизнь (старость не шутка!),  Остап поднялся с узкой девичьей кроватки,     натянул синие спортив­ные брюки, одел шлепанцы,  и, тихо постанывая от чертового радикулита,      спустился по узкой лестнице пятиэтажной «хрущевки» вниз.

Возле подъезда он увидел обычную ежедневную картину:  Старгородское отделение эфемерного "Меча и орала" вместе с молодцами из "Быстроупака" выстроилось в длиннейшую очередь у магазина "Столичный». Прохожие останавливались.

 -- Куда очередь стоит? -- спрашивали граждане. В нудной очереди, стоящей у магазина, всегда есть один человек, словоохотливость которого тем больше, чем дальше он стоит от магазинных дверей. А дальше всех стоял Полесов.

 -- Дожили,-- говорил брандмейстер,--- губернатор уезжает в Москву. В девятнадцатом году и то лучше было. Муки в городе на четыре дня.

 Граждане недоверчиво подкручивали усы, вступали с Полесовым в спор и ссылались на "Старгородскую правду".

Доказав Полесову, как дважды два -- четыре, что муки в городе сколько угодно, а губернатор крепко сидит на своём месте, ни о какой Москве и не думает,  и что нечего устраивать панику, граждане бежали домой, брали все наличные деньги и присоединялись к мучной очереди.  

Между тем граждане, обитавшие в очереди, уже забыли, зачем, собственно, они туда попали: их внимание целиком было поглощено спором собравшейся у того же подъез­да,  несмотря на ранний час,  стайки очередного поколения пикейных жилетов.

-- Губернатор — это голова! -- слышалось из-за кустов

. -- А вы читали «Старгородскую правду»? 

-- Что там «Старгородская правда»? Вы почитайте «Центр деловой жизни»! Вот там все как по нотам расписано…

- О чем говорить... «Центр деловой жизни» - это голова,-- отвечал спрошенный с та­ким видом,      будто всю жизнь был ответственным работником ЦК КПСС, --   слу­шай,    Петрович,     что ты скажешь насчет…, -- но  он даже не успел  произнести весьма известную в рядах местных политологов фамилию…

- Это  голова, я бы ему палец в рот не положил!- раздалось в ответ. Тут же среди пикейных жилетов вспыхнула бурная дискуссия по поводу физической сущности «Центра деловой жизни».

Одни из них настаивали на том, что упомянутый «Центр…» не может быть головой по причине того, что является изданием.

Противники этой точки зрения утверждали, что за этим таинственным «Центром…» скрываются известные в городе журналисты и даже… чуть ли не один из вице-губернаторов...

В доказательство они обильно сыпали цитатами из очередной публикации «Центра деловой жизни» под броским названием «Преждевременные проводы губернатора».

-- «У Василия Алексеевича был сложный старт. Его первый год на посту губернатора запомнился массовыми акциями протеста пенсионеров и плохими результатами «Единой России» на выборах», --  обращался один пикейный жилет к другому, -- и после этого вы скажете, что губернатор  – это голова?

-- Это голова! -- отвечал спрошенный жилет таким тоном, будто убедился в том на основе долголетнего знакомства с губернатором.

– А вы читали дальше, что «… перелом ситуации наступил прошлой весной, когда на президентских выборах Новосибирская область дала Владимиру Путину желаемый уровень голосов…»?

-- Помилуйте, -- вмешивался в спор следующий пикейный жилет, -- да как можно ставить в заслугу губернатору итоги голосования? Эдак можно дойти и до уголовщины в чистом виде: ведь голосуют же люди, а не губернатор! А то можно подумать, что по его указанию результаты сделали… Это статья УК в чистом виде…

-- Читали дальше? --- обращался   очередной пикейный жилет к другому пикейному жилету.  Про экономическую ситуацию в Новосибирской области?

-- Ну, о чем говорить...    Слушайте,  Валиадис, -- повернулся тот  к третьему старику в панаме. – А как вам такой пассаж в «Центре деловой жизни»: «… пошел прирост по демографии…»?

-- Я скажу вам откровенно, - отвечала панама, - демографии пальца в рот не клади. Я лично свой палец не положил бы. Хотелось бы узнать, как губернатор лично участвовал в этом самом росте? Он и так квалифицированный управленец, так зачем  ему приписывать такие анекдоты? И, нимало не смущаясь тем, что демография по определению никогда бы не позволила  лезть пальцем в свой рот, старик продолжал:

-- А как вам это: «И вот поэтому пошли новые слухи – про заслуженное повышение за достигнутые результаты. Юрченко уходит в правительство. Юрченко уезжает в Москву! Последний слух про приглашение от Рогозина обсуждали вполне серьёзные мужики из областной власти…»

Очередь в «Столичный» вконец забыла о цели своего стояния и сгрудилась вокруг пикейных жилетов.

Слесарь-интеллигент Полесов  шепотом спросил у стоявшего рядом Кислярского:

-- Что это за мужики в областной власти? Это случайно не члены   «Меча и Орала»?, -- но ответа так и не дождался:  Кислярский в страхе покинул очередь и скрылся за углом.

-- Это так в «Центре деловой жизни» называют депутатов Законодательного собрания, -- предположил Валиадис.

-- Э-э-э-э, нет, -- активно возразил ему старик в раздавленной соломенной шляпе с засаленной черной лентой. Прицепной галстук его съехал в сторону, и прямо на Остапа смотрела медная запонка.

– Это всё масоны в областном правительстве… А, может и вовсе прокурор…

Пикейные жилеты собрались поближе и вытянули куриные шеи.

-- Это они мутят воду и не хотят, чтобы Новосибирск стал вольным городом!

«Смысл у слухов, и про повышение один и тот же: попытаться дестабилизировать элиту. Донести сигнал, что губернатор тут ненадолго, скоро придут другие люди, поэтому ни к чему выстраивать отношения с Юрченко, помогать ему. Наверное, и источник распространения и тех, и других слухов один и тот же. Отношения с аппаратом полпреда так и не пошли на лад…», -- кипятился старик в раздавленной панаме, держа в руках листки с последним выпуском «Центра деловой жизни», -- налицо заговор... Обама на эту удочку не пойдет, слышите, не пойдет! ! Он не пойдет на эту удочку! Слышите?

И тут Остапа понесло. В мышцах он ощутил молодость, а вытянутая вперед рука напомнила окружающим простёртую длань Медного всадника :

-- Граждане! – голос Остапа зазвенел стальными нотками, -- Жители славного города Новосибирска! Тяжелое наследие царского режима довлеет над вами! Неужели вы поверите в чушь, которую публикует этот самый «Центр деловой жизни»?

Я даже знаю, кто за ним стоит, тут видна рука моего старого подзащитного и очень нехорошего человека подпольного миллионера Александра Ивановича ибн-Корейко…

-- Посудите сами, -- продолжал Остап, -- с удовольствием наблюдая, с каким вниманием его слушает очередь, перемешавшаяся с пикейными жилетами, -- если руководитель достиг успехов в деле руководства областью, то почему он должен останавливаться на достигнутом? Не надо быть жмотами! Надо дать ему возможность работать на благо всей страны…

-- О каких слухах и каких мужиках говорит этот самый «Центр деловой жизни»??? – разъярился великий комбинатор, -- если их послушать, так Путин до сих пор бы работал в правительстве Санкт-Петербурга, а Наполеон навсегда бы остался поручиком артиллерии и никогда не стал бы даже генералом…

В доказательство своих слов Остап расстегнул рубашку. На груди великого комбинатора была синяя пороховая татуировка, изображавшая Наполеона в треугольной шляпе и с пивной кружкой в короткой руке.

Насладившись триумфом, он продолжил:

-- Скажу больше, господа присяжные заседатели, если бы губернатор оказался в Москве, Новосибирск точно стал бы вольным городом… Эти акулы пера, эти наёмники капитала порочат нашего губернатора, приписывая ему в виде пошлых комплиментов совершенно обычные поступки, которые мог бы совершить даже выпускник подготовительной группы детского сада.

А у него вполне реальные результаты!

И чего стоят смешные изыски «про создание неформального «губернаторского клуба», объединившего несколько десятков областных и городских депутатов, а также некоторых высокопоставленных чиновников и бизнесменов »?

Хотелось бы знать, господа присяжные заседатели, предусмотрено ли действующей Конституцией и прочими законами такое действие? А «наезд» на новосибирскую элиту в стиле а-ля «Кто не с нами, тот против нас» в этом самом «Центре деловой жизни»? До такого не додумался даже великой слепой Михаил Самуилович Паниковский! А, каково звучит?

«Политическая команда поддержки пока ещё формируется и растёт, но процесс этот не будет продолжаться бесконечно, и кто не успеет определиться с выбором знамён, может сильно опоздать».

Похоже, что тут и вовсе за спиной губернатора начинают творить шантаж в чистом виде и ставят его в глупейшее положение.

Нет, я, конечно, понимаю, что сам я не ангел и знаю 400 способов честного отъёма денег у населения… Но, никогда, слышите, никогда, Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей не унижался до такого примитивного шантажа, он свято чтил Уголовный кодекс в отличие от авторов этого самого «Центра деловой жизни».

-- Граждане! – веско заключил Остап, — жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания -- она вам известна.

Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи в борьбе с коррупцией и прочими правонарушениями. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем, если нас об этом попросят. Стране не хватает хороших управленцев, и мы обязаны помочь ей, если надо, и нашим губернатором. Всё, господа присяжные заседатели, я кончил, -- эффектно закончил свою речь Остап и закашлялся…

Пикейные жилеты и мучная очередь провожали его в поход за кефиром бурными несмолкающими аплодисментами.

Похоже, что желание сделать «как лучше» в очередной раз сыграло с исполнителями злую шутку…










    

Просмотров:4415 Комментариев:9

Автор: Евгений Ильф и Илья Петров

Дата публикации: 06 июля 2013 02:37

Источник: Большой Новосибирск

Комментарии

  • Безенчук # 07 июля 2013 21:02 Ответить

    А может правда уедет? Московскому отделению Союза меча и орала нужны грамотные кадры!

  • Киса Скворцов # 08 июля 2013 00:57 Ответить

    Хороший ход. При таких имиджмейкерах в областном правительстве у населения уже зреет здоровый смех

  • Горный Е. # 08 июля 2013 12:37 Ответить

    Приятно было почитать. Остроумно и по делу. Может быть, вы будете регулярно в таком стиле писать про нашу местную политику. А тема и в самом деле серъезная -- после ухода Толоконского в полпреды систему до сих пор лихорадит. В чем причина этого -- на этот счет наша пресса как воды в рот набрала.

  • Аргус # 09 июля 2013 16:19 Ответить

    Отовсюду мы слышим стоны!!!

  • Игорь Сергеевич # 09 июля 2013 22:18 Ответить

    Такие вещи просто так в этом ЦДЖ не появляются. Кто-то очень хочет, чтобы Юрченко не имел перспектив. Но кто? Тот, кого он в НСО устраивает, и кто имеет на него влияние. Угадайте с 3 раз, кто они?

  • Тяжелый случай # 11 июля 2013 18:51 Ответить

    Прочитал материал в ЦДЖ. Диагноз -- примитивная клиника авторов или заказчиков, коль таковые имеются.

    • И.О.   написал для  Тяжелый случай # 12 июля 2013 14:52 Ответить

      Этот жанр называется просто: псевдоаналитика. За ним нет ничего, кроме игры слов с заданным результатом.

  • Андрей Петрищев # 17 июля 2013 15:08 Ответить

    НСО == Нью-Васюки 21 века! Надо только провести межпланетный шахматный конгресс на бюджетные средства. И обязательно в Экспоцентре!

  • Я # 17 октября 2013 11:53 Ответить

    ах-ха-ха НЬЮ-Новосибирск

Добавить комментарий

Оставьте свой комментарий