Общественность Новосибирской области ходатайствует за задержанных местных чиновников

Общественный совет при министерстве жилищно-коммунального хозяйства и энергетики (минЖКХиЭ) Новосибирской области обратился в областной суд с просьбой изменить меру пресечения министру Денису Архипову. Общественники уверены, что действия минЖКХиЭ позволили предотвратить более крупные бюджетные затраты при смене регоператора и коллапс с вывозом твердых коммунальных отходов (ТКО).


Примечательно, что неделей раньше в Генеральную прокуратуру России обратился депутат горсовета Новосибирска Георгий Андреев, выразивший протест против «жесткого» ареста бывшего начальника дептранса мэрии Константина Васильева, который был задержан в тот же день, что и Денис Архипов.


Денис Архипов был задержан на своем рабочем месте 20 марта. «Зная, что “Экология-Новосибирск” не исполнила свои обязательства по соглашению и имеются основания для истребования в бюджет средств по банковской гарантии, министр принял незаконное решение об отзыве ранее заявленного требования об уплате банком данных средств», – заметили в прокуратуре, где уверены в том, что региональный бюджет недополучил более 220 млн руб.


«Считаем, что мера пресечения, которая выбрана, чересчур жесткая, – заметил в общении со СМИ председатель совета Общественного совета Александр Обрывко. – Можно обойтись и более мягкой мерой пресечения». В ситуации с банковской гарантией члены совета не видят вины министра. «Общественный совет, обсудив обвинения в отношении Д. Н. Архипова, озвученные прокуратурой, обращает Ваше внимание на поддержку действий министра арбитражным судом Новосибирской области, – говорится в его обращении, – а также на отсутствие признаков нанесения ущерба бюджету Новосибирской области».


В отличие от дела Дениса Архипова, дело бывшего начальника дептранса мэрии Константина Васильева пока не вызвало появление коллективных обращений в его защиту. Но одиночное обращение депутата горсовета Новосибирска не прошло мимо внимания общественности. В обращении в Генпрокуратуру Георгий Андреев назвал задержание «мордой в пол» слишком жестким. Он предложил Генпрокуратуре провести проверку, чтобы дать оценку действиям силовиков, которые произошли также 20 марта. «Не оценивая правомерность выдвинутых обвинений, считаю, что формат, в котором произошло задержание, а также распространение его факта в СМИ, не соответствует характеру предполагаемого преступления», – отмечено в документе.


Вопросы экспертам:


Что означает сам факт обращения общественников в отношении задержанных действующих и бывших чиновников областного правительств и мэрии областного центра, работающих в самых конфликтных отраслях?


Оцените, насколько прецедентен сам факт обращения общественников в выдвинутых против них обвинений?


Сергей Сухоруков, помощник депутата ГД ФС


Считаю ходатайства общественных организаций, других субъектов, не связанных с уголовным процессом, неприемлемыми. Меру пресечения суд должен устанавливать без давления извне. Необходимость помещения в СИЗО связана не с жестокостью правоохранительных органов и желанием покарать, а с необходимостью ограничить фигуранта от контактов и не дать скрыться от следствия. Положительные характеристики и ходатайства должны учитываться при вынесении приговора.


Юрий Тригубович, аналитик, журналист


Мне представляется, что, независимо от квалификации преступного деяния и даже от того, виновны или нет на самом деле новосибирские чиновники, это своего рода «операция прикрытия». Еще до подписания договоров с ВИСом и его структурами было известно об их, мягко выражаясь, небезупречной репутации. Когда Экология-Новосибирск зашла в Новосибирскую область, она разрушила практически весь мусорный бизнес, не создав ничего взамен. И региональная, и мэрская власть тогда смолчала.


Итог, к которому пришла «Экология-Новосибирск», вполне закономерен. А решения судов в пользу того бизнеса, которому «Экология-Новосибирск» перестала в какой-то момент платить за работу, ссылаясь на формальные причины, лишь подтверждают этот факт. Но это практика ВИСа, которая до истории в Новосибирске успешно применялась.
Структуры ВИСа по всей России заключали концессионные соглашения на невыгодных для региональных бюджетов условиях. Об этом, в частности, много писал и публично говорил депутат Заксобрания НСО Вадим Агеенко. Удивительно, что четвертый мост, который строит ВИС в Новосибирске, пока еще не принес серьезных «сюрпризов». Впрочем, скорее всего, это вопрос времени.


За завесой задержания местных чиновников скрываются более серьезные проблемы, связанные с теми людьми, кто лоббировал интересы ВИС в Новосибирской области. Не думаю, что чиновники, которые попали под каток правоохраны, не понимали, что за их действиями пристально наблюдают. Либо они глупцы, если пошли на нарушения, либо их подготовили на заклание, чтобы прикрыть грехи тех, кто подписывал соглашения с ВИСом.


Что же касается обращения общественников к суду, то такая практика существовала всегда, в том числе, в советское время. Правда, суд, насколько мне известно, к таким ходатайствам никогда не прислушивался. Попытки вмешательства представителей Общественного совета при министерстве жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Новосибирской области могут, на мой взгляд, только навредить фигурантам этого дела. Лучше было бы найти толковых юристов, может быть, даже столичных, а не тратить время на «пустые хлопоты».


Константин Зиновьев, адвокат, старший преподаватель кафедры гражданского права СИУ-РАНХиГС


Мера пресечения используется не только для целей чтобы потенциальный преступник не скрылся, но и для того, чтобы в ходе расследования дела он не мог влиять на показания свидетелей, на сохранность и содержание тех или иных доказательств. В данном случае уместность и необходимость применения конкретной меры пресечения решает суд.
Как показывает практика, в России общественность достаточно часто высказывает своё мнение по поводу обоснованности и справедливости применения тех или иных уголовно-процессуальных мер. Однако, обычно это бывает в отношении лиц, которые и сами имели активную общественную позицию и выступали в качестве выразителей общественного мнения.

В этой же ситуации очень странно выглядит демарш общественности, существующий при министерстве, которым руководил задержанный министр. Тем более странно слышать защитнические речи относительно содержания самой деятельности министра на его посту – ведь это вообще не относится к компетенции суда, принимающего решение об избрании меры пресечения. Виновато или не виновато лицо в совершении преступления – это будет решать суд только при постановлении приговора. Сейчас же судом решались вопросы не о виновности, а о возможности влияния подследственного на ход следствия.


Так что со стороны общественности это был какой-то явный верноподданический (относительно фигуры опального министра) фальстарт.


Ярослав Малянов, юрист-аналитик, консультант


Меру пресечения суд, пусть и в лице конкретного судьи, избирает не просто так, как Бог на душу положит, а с учетом тех обстоятельств, которые обвинение раскрывает в материалах следствия. Эти обстоятельства исследуются судом, который, взвесив все "за" и "против", выносит решение об избрании уже конкретной меры пресечения. Причем принимая решение, судья вполне себе отдает отчет, что вышестоящая инстанция может его отменить и тогда вопросы могут уже возникнуть к самому судье. Так что озвученная цитата «Не оценивая правомерность выдвинутых обвинений, считаю, что формат, в котором произошло задержание, а также распространение его факта в СМИ, не соответствует характеру предполагаемого преступления» больше похожа на популизм с оттенком демагогии. На уровне "Свободу Юрию Деточкину!"


Сергей Лихачев, «Центр развития региональной политики»


Общественный совет при министерстве ЖКХ и энергетики Новосибирской области вступился за задержанного министра. Что тут скажешь, принципиальный поступок на фоне всеобщего осуждение сегодня стоит дорого и достоин уважения. Произошло задержание, решения суда нет, идет следствие. Причины были доложены губернатору и общественности. Вследствие этого, люди, которые работали с Архиповым, выразили свое мнение и аргументировали его на четырех страницах, по-моему, все в рамках правового государства и по-человечески понятно. Общественный совет работает и было бы странно, если бы они промолчали. Тень пала бы и на них.


Скорее их бы поняли, если бы они стали "пинать" Архипова, наперегонки рассказывая о своих давних подозрениях и беспрерывных сигналах о нарушениях. Но люди поступили по-другому.


Задержание чиновника из ближнего окружения губернатора событие отнюдь не рядовое и бросает тень не только на министерство, но и на самого Травникова. Люди будут бороться за своего коллегу, так как виновным его не считают, что, как сказал, вызывает глубокое уважение.


Олег Викторович, президент АНО «Дом с часами»


Лизоблюды из «ручного№ совета проявили свои подхалимские, верноподданические качества. Что вас удивляет? Кто из жителей города знает об этом совете? Кто видел совет, когда происходила ЖКХ-катастрофа на левом берегу? Где они были, когда местные жители протестовали против новых мусорных свалок в Плотниково и Верх-Туле? Так что здесь всё очевидно-патрона и кормильца выгораживают.


Что касается Архипова, то это человек-функция, буквально - верхушка мафиозного айсберга, который получает сверхприбыли в самой мутной сфере, которая при этом должна заниматься решением большого круга вопросов жизнеобеспечения городов и поселений всей нашей области!


Должны, но не обязаны! Куда не глянь, всё плохо! Программа капремонта провалена, тарифы растут, как на дрожжах, про мусорную аферу, уже оскомину набило говорить и т.д. и т.п.


Так что туда ему и дорога! Надо продолжать чистки среди чиновников-коррупционеров! Но самое страшное в этой истории то, что люди не верят в эту борьбу. Все с кем общался на эту тему, как один заявляют, что улучшений не будет, а мы наблюдаем очередные разборки между разными группами влияния!


Роман Бубенов, адвокат, член Общественной палаты Новосибирской области


Сам факт обращения представителей общественного совета при министерстве ЖКХ регионального правительства в отношении задержанного профильного министра ещё ни о чем не свидетельствует. Чиновнику меру пресечения избрал суд, который принимал решение на основе документов представленных следственным органом. В случае подачи апелляционной жалобы на избранную меру пресечения, законность принятого решения проверит вышестоящая инстанция в лице Новосибирского областного суда. По закону никто на суд при принятии решения влиять не может, так как судья обязан выносить решение на основе закона и внутреннего убеждения.


Таким образом, мнение представителей общественного совета при профильном министерстве ЖКХ для суда не является определяющим и не может браться во внимание. Главное в этой ситуации, не скомпрометировать общественный совет перед жителями Новосибирской области, так как некоторые граждане такие обращение могут расценить как подконтрольность общественного совета чиновникам министерства, отчего может пострадать доверие общества к институту общественных советов призванных осуществлять общественный контроль и находиться вне властных органов.

Просмотров:869 Комментариев:0

Автор: Центр политического прогнозирования и анализа

Дата публикации: 29 марта 2024 09:29

Источник: Большой Новосибирск

Комментарии

    Добавить комментарий

    Оставьте свой комментарий