Фильмопроизводство в Новониколаевске

1 февраля 1913 года на подходе к «Первому электротеатру Ф.Ф. Махотина» (располагался он в сквере перед нынешним оперным театром против сегодняшней мэрии) образовалось нечто вроде паломничества – множеству людей захотелось попасть на назначенные здесь в этот день сеансы. Паломничество возникло не случайно. Ещё в начале января городская газета поделилась сенсацией – впервые в Ново-Николаевске будут произведены киносъемки: хозяин театра Махотин запечатлит Крестный ход и жизнь Николаевского проспекта. Съёмки действительно состоялись, чему было немало свидетелей. Немного спустя перчику добавилось: извещалось, что работа над фильмом продолжится 25 и 27 января – будет снят выход зрителей из махотинского театра после дневного сеанса и ещё несколько сценок из будней главного городского проспекта. Опять свидетелей и участников съёмок собралось немало. И вот долгожданный анонс: «1 февраля. Спешите видеть! Сверх обычной программы лента «Виды города Ново-Николаевска».

Положа руку на сердце, скажите: даже сегодня, совершенно обкормленные всяческими кино- и видеосъёмками, в состоянии ли вы не оказаться у экрана (да ещё ненавязчиво известить и знакомых), если точно знаете о предстоящей демонстрации кинокадров, в которые вы попали, пусть и просто по случаю? Если честно – то вряд ли. Тогда несложно понять размер паломничества и ажиотажа рвавшихся в театр Махотина в этот февральский день людей: им впервые в жизни предстояло увидеть на экране самих себя, своих знакомых, свой город! И совсем уж просто представить градус эмоций, царивших в зале при демонстрации киноленты и после её окончания!!

Конечно же, событие произвело фурор в городе. Отзвук его достиг мест весьма отдалённых от Ново-Николаевска – в столичном всероссийском журнале «Вестник кинематографии» моментально появилась заметка: «Первая кинематографическая картина местной работы имела большой отклик у публики […] Вместо набившей оскомину иностранщины перед взором обывателя на экране промелькнули знакомые уголки родного города, оживлённые праздничным движением. Владельцы томских театров, заинтересовавшись картиной, обратились к Махотину с просьбой о прокате, но последний, признавая оплошности, которые он в будущем надеется устранить, отказал».

Творческий дебют вышел у Федота Фаддеевича весьма успешным. И получился таким совсем не случайно. С кинематографом Махотин познакомился очень рано, в год его появления в России – в 1896-м. В Нижнем Новгороде на Всемирной выставке, проходившей там летом, вместе с товарищами по цирковой труппе он впервые попал на киносеанс. Циркачи не просто пришли в восхищение, но моментально сообразили, что демонстрация коротеньких фильмов будет прекрасным вставным номером в их программе на цирковой арене. Оставалось только уговорить хозяина-француза продать аппарат и набор фильмов к нему да взять несколько уроков обращения с кинопроэктором. Что и было сделано. А поскольку Федот оказался самым сообразительным и старательным, ему и поручили ведать драгоценной покупкой.Так Махотин приобрёл первую киношную профессию – киномеханика, как говорили в те времена – кинодемонстратора. Больше десятка лет она была второй, вспомогательной к его основной профессии – артист и администратор цирка, и прибегать к ней приходилось не часто – когда цирковой труппе удавалось разжиться кинопроэктором и нужными кинолентами. Наверное, мысль, что хорошо бы попробовать снять что-то самому, приходила иногда ему в голову, но на это обычно не было ни возможностей, ни времени.

Не оказалось их и в первые годы жизни в Ново-Николаевске, где он в 1908 году, решив расстаться с цирком, открыл первый в городе кинотеатр и принялся зарабатывать на жизнь демонстрацией фильмов. Капиталец у бывшего циркача был не велик – строить специальное новое здание нечего было и думать. Под кинотеатр пришлось приспосабливать склад, купленный вместе с небольшим участком земли на Базарной площади. И три первые года всё, что зарабатывалось, шло на перестройку, расширение, техническое оснащение, благоустройство интерьера и экстерьера кинотеатра. Ни о чём другом просто не было возможности и подумать. Старания не пропали даром. К осени 1912 года махотинское детище не просто превратилось в добротное, уютное, профессионально ведущееся заведение культуры, пользующееся большой популярностью в городе, но и оказалось единственным кинотеатром в нём – около десятка других не выдержали испытания повысившимися требованиями времени и вынуждены были закрыться. Вот тогда и появилась у Федота возможность наконец вернуться к мечте, которая не исчезала, по-видимому, долгие годы.

Начать съёмки фильмов Махотин собирался весной 1913 года на Алтае, посвятив первые ленты впечатляющей природе края. Но несколько обстоятельств изменили планы. Во-первых, осенью в Ново-Николаевске проездом побывала группа французской фирмы «Гомон», отправляющаяся на Алтай для съёмок там видовых фильмов. В общении с ней удалось получить много ценных советов и обрести кое-какие незнакомые раньше навыки – не терпелось поскорее применить их на практике. Во-вторых, достигло апогея и давно точившее самолюбие: Федот знал, что коллеги – Дон-Отелло в Иркутске и Каплун в Омске – уже наладили съёмки фильмов для сеансов в своих театрах и этим весьма заметно потеснили конкурентов, отобрав у них немало зрителей. Наконец, на исходе года у Махотина, почти весь сезон работавшего в Ново-Николаевске без единого конкурента, соперник всё же появился – открылся кинотеатр «Товарищество» (в сквере перед нынешней Академией инженеров водного транспорта), который оттянул на себя часть зрителей – их надо было возвращать. В итоге творческий дебют Махотина подвинулся на полгода вперед.

Февральский успех не мог не вдохновить Федота на продолжение съёмок. Тут же в феврале приготовлена вторая серия «Видов города Ново-Николаевска». Затем следуют «Новониколаевские торжества Дома Романовых» (к 300-летнему юбилею царской фамилии), «Масленица в Ново-Николаевске», «Прогулка от Ново-Николаевска до Берска» (так писалось тогда название сегодняшнего Бердска). Наступает время откликнуться и на заявку губернского центра (там так и не могут наладить собственные съёмки): приготовлены две серии ленты «Виды и события города Томска».

Совершенствуется не только операторское мастерство, но и технология изготовления фильмов. И порой достигается поразительная оперативность: гимнастический праздник реального училища в апреле 1914 года, например, показывается вечером в тот же день съёмок. А ведь в распоряжении Федота нет никаких автоматик и механизмов: всё делается кустарно, вручную – нужно иметь очень умелые руки, а ещё очень любить дело, за которое взялся!

С весны 1914 года хроникальные выпуски Махотина становятся регулярными (чаще всего – два раза в месяц) и подрастают в метраже. Обычно это два сюжета: «Путешественник вокруг света Фердинанд Лейбвиц в Ново-Николаевске» и «Похороны первого городского старосты Ивана Сурикова», «Пребывание в Ново-Николаевске московского митрополита Макария» и «Путешественная прогулка на пароходе Гуллет», «Полёты авиатора Седова на Фармане» и «Бега и скачки с ипподрома». Выпуски получают и постоянную общую шапку «Ново-Николаевск на экране» – перед нами зачатки первого регулярного местного киножурнала, далёкого предшественника «Сибири на экране», которую несколько поколений новосибирцев смотрели в течение многих десятилетий вплоть до конца прошлого века.

Планы Федота Фаддеевича растут. Журнал «Ново-Николаевск на экране» он стремится сделать еженедельным. Готовится к выходу за рамки съёмок только хроникальных к созданию фильмов видовых, этнографических, исторических. Но начавшаяся летом 1914 года мировая война ставит на всех этих планах жирный крест. Приобретать киноплёнку и прочие необходимые материалы становится необычайно накладно и трудно. Это удаётся лишь иногда, а поэтому съёмки становятся редкими – два, три раза в год. «Торжественное молебствование о ниспослании побед русскому воинству», «Манифестация в ознаменование взятия Львова и Галича», «Торжественный парад 41-го сибирского полка», «Сбор белья в пользу воинов», «Торжественная закладка Дома инвалидов» – вот и всё, что ему удаётся снять в годы войны. К 1916 году съёмки сошли на нет.

Но всё-таки Махотин сумел раздобыть плёнку на свою последнюю дооктябрьскую съёмку. Кадры её шли на экране, побив все рекорды мелодрам и боевиков, целый месяц. Это были кадры ленты «Великий праздник революции в г. Ново-Николаевске», воспроизводившие события в городе после свершения февральской революции 1917 года в Петрограде.

Довелось Федоту Фаддеевичу совершить и первые в городе съёмки советского периода. Они пришлись на 1923 год: в мае он снял комсомольскую манифестацию молодёжи, а осенью манёвры одного из армейских подразделений, базирующихся в Новониколаевске. Через два месяца после последней съёмки Федота Фаддеевича Махотина не стало: умер на 53-м году жизни от туберкулёза.

Он всего год не дожил до появления на экране кинокартины «Красный газ», первого художественного фильма, снятого земляками в городе, ставшем для него родным. Фильма, давшего мощный толчок делу, начатому здесь Махотиным – новосибирскому кинотворчеству. Дело это будет развиваться из года в год, обрастать фильмами, получающими широкое признание в стране и за рубежом, именами мастеров экрана, которыми станет гордиться весь российский кинематограф. Всё это поставит Новосибирск в ряд примечательных очагов отечественного фильмопроизводства. Истории новосибирского киноискусства исполняется нынче 100 лет.

А самая первая страница в этой истории написана незаурядным энтузиастом кино – Федотом Фаддеевичем Махотиным.

Просмотров:2017 Комментариев:0

Автор: Виктор Ватолин

Дата публикации: 24 января 2018 08:29

Источник: Большой Новосибирск

Комментарии

    Добавить комментарий

    Оставьте свой комментарий