Олигарх, создавший Мальдивы в Сибири, не топит бурым углём яхту за 400 млн евро

Канал "LIVE.ru" провёл свое собственное расследование деятельности "Сибирской генерирующей компании" и её владельца А. Мельниченко в Новосибирске. Результаты впечатляют и полностью подтверждают факты, изложенные в многочисленных публикациях "Большого Новосибирска" на эту тему. Деятельность "СГК" угрожает окончательно сделать  экологию Новосибирска ещё хуж.

Всего в десяти минутах от Новосибирска переливается красками бирюзы и лазури живописнейшее озеро — за красоту его прозвали новосибирскими Мальдивами! Молва о чуде быстро разлетелась многочисленными селфи в соцсетях. О чуде написали не только российские СМИ, но и New York Times, Espanol 24, the Guardian. В погоне за необычными фото в новосибирские Мальдивы ринулись сотни insta-блогеров.

Несмотря на красоту фона для фотографий, всё-таки это не Мальдивы, а лишь золоотвал местной ТЭЦ-5. Иначе говоря, искусственный пруд, наполненный технической водой с растворёнными в ней оксидами различных металлов и солями кальция. Вырыла его под свои нужды "Сибирская генерирующая компания" (СГК) для сбора шлака, образующегося при сжигании бурого угля. Жидкость с переработанными отходами сливается в котлован по трубам.
d5288__980x.png
Пресс-служба СКГ уже успела заявить, что вода не ядовита и не радиоактивна, но всё равно лучше от неё держаться подальше:

— Гулять по золоотвалу как гулять по военному полигону — опасно и нежелательно, так как это не просто водоём, а гидротехническое сооружение. Вода в золоотвале техническая, и её используют только для транспортировки золы. Из-за большой минерализации контакт кожи с такой жидкостью может привести к местным аллергическим реакциям.

После разъяснительной работы, проведённой сотрудниками СКГ, у озера появились ещё два названия: Смертельное или Аномальное. Несмотря на всю нагнанную жуть, поток инста-паломников и желающих искупаться не иссякает. Селфи у Смертельного озера всё равно дешевле, чем поездка на те самые Мальдивы. Ради хорошего снимка многие рискуют и лезут в обманчиво прекрасную воду.

Озеро ничем не огорожено, знаков "Въезд запрещён" тоже нет. По идее, гуляющих здесь должны прогонять сотрудники ТЭЦ, но и этого не происходит. Вот что рассказывает местный житель Антон Решетилов:

— Вся растительность, попадающая в зону подтопления, засыхает.

Местным жителям явно не до красивых фото. А началась история лазурного озера... с бурого угля.

Новая метла затопила по-бурому

Зимой 2018 года Сибирская генерирующая компания приобрела "Сибэко" — крупнейшее новосибирское предприятие по производству тепло- и электроэнергии. Новая метла по-новому метёт. Начались реформы. ТЭЦ-5 с каменного угля переоборудовали под сжигание бурого. Плюсы для бизнеса очевидны: бурый уголь гораздо (в 4–6 раз) дешевле каменного. Решение бизнесменов поддержал городской совет депутатов. И вот уже более года в Новосибирске топят по-бурому. Местные экологии бьют тревогу.

— Что горит, когда мы сжигаем уголь? Углерод, а другие вещества остаются. В каменном угле 90–98% углерода, а в буром — 60–70%. То есть отходов будет гораздо больше! — раскладывает по полочкам доцент кафедры инженерных проблем экологии НГТУ Виктор Александров. — А когда речь идёт о нескольких десятков тысяч тонн золы в год, то это уже экологическая проблема. Поэтому убеждён: необходима экологическая экспертиза решения замены вида угля на конкретных новосибирских ТЭЦ с учётом всех аспектов негативного воздействия на объекты окружающей среды.

Проблемы с экологией у Новосибирска уже начались. Вокруг города растёт число золоотвалов. Было 500 гектаров, стало 543. А 11 февраля Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека обнародовал рекомендации для местной мэрии:

— Уровень загрязнения воздуха в Новосибирске является высоким: основные стационарные источники загрязнения воздуха — предприятия топливно-энергетического комплекса. Для принятия эффективных мер по уменьшению загрязнения атмосферного воздуха необходимо сокращение выбросов загрязняющих веществ от ТЭЦ.

Меж тем Новосибирск не первый город, куда СГК привёз бурый уголь. Есть ещё Красноярск и алтайский Рубцовск. И люди там, мягко говоря, недовольны.

— Количество бурого угля, в отличие от обычного, сжигается больше, чтобы получить те же самые температуры. Недавно было произведено исследование, что именно в том угле, который используется нашими ТЭЦ, огромное содержание кадмия и ртути, — сокрушается шеф экологического проекта "Красноярск. Небо" Игорь Шпехт.

— Такой загазованности не было никогда в городе. Если у вас светлая шапочка, то она вся будет в саже", — шокирует НГС начальник филиала ГК "ЭКО-Партнер" Лидия Бескараваева.

Так как же руководители СГК смогли пролоббировать такое спорное решение? Да ещё на фоне недавнего поручения Владимира Путина об увеличении темпов газификации внутри страны. Во-первых, благодаря пиару и маркетингу! О прелестях бурого угля не уставал распевать гендиректор СГК Михаил Кузнецов. И речь не только о кампании, развёрнутой в местных СМИ. Например, для общественности были ещё устроены день открытых дверей в ТЭЦ-5 и экскурсии на угольный склад. Во-вторых, бурый уголь и лазурное озеро явно свалились на Новосибирск благодаря масштабу личности бенефициара СГК — миллиардера Андрея Мельниченко.

Андрей Мельниченко восьмой в рейтинге российского Forbes. Его состояние оценивается в $13,8 млрд. Ещё он обладатель 92,2% акций Сибирской угольной энергетической компании. СУЭК, в свою очередь, с одной стороны, владеет той самой Сибирской генерирующей компанией (СГК), перешедшей на бурый уголь. А с другой стороны, СУЭКу также принадлежит Канско-Ачинский разрез "Бородинский", где этот уголь производится и закупается.

То есть Андрей Мельниченко владеет шахтами, где добывается бурый уголь. Ему нужны новые рынки этого специфического товара. Потом структуры бизнесмена покупают под него целый рынок сбыта (СГК + Сибэко) в Новосибирске. Затем перекраивают этот рынок под свои нужды, сменив топливо для новосибирской ТЭЦ-5 с каменного угля на свой бурый. Помимо явных опасений за экологию возникают ещё и проблемы в отрасли логистики. Расстояние между местом добычи угля (г. Бородино, Красноярский край) и местом сжигания (Новосибирск) — свыше тысячи километров. Но всё равно выгодно!

Андрей Мельниченко мелькает в светской хронике не так часто, как Роман Абрамович. Зато Мельниченко — владелец Sailing Yacht A, одной из самых больших парусных яхт в мире стоимостью €400 млн. И её, конечно, не спрячешь. Роскошное судно построили на верфи в Германии с привлечением знаменитого дизайнера Филиппа Старка.

Яхта Мельниченко настолько огромна, что чуть не осталась замурованной в Балтийском море — в его проливы она просто не вмещалась. И, даже не зная всех особенностей конструкции судна, можно с уверенностью предположить, что работает она не на буром угле. На таких яхтах обычно не экономят… Сэкономить всегда можно на угле для новосибирцев и на экологии.

Просмотров:789 Комментариев:0

Автор: Егор Пережогин

Дата публикации: 15 июля 2019 00:00

Источник: Источник

Комментарии

    Добавить комментарий

    Оставьте свой комментарий