Не все так просто с «Чистой водой»!

В XXI век чистая вода стала одним из главных ресурсов для человечества. Политологи говорят, что следующие серьезные конфликты будут именно из-за воды. Считается, что в России воды хватает, но, тем не менее, в рамках национального проекта «Экология» активно развивается программа «Чистая вода». Наш регион – отнюдь не исключение.

О том, как обстоят в Новосибирской области дела с чистой водой и с «Чистой водой» рассказал генеральный директор ОАО «СМП №327», сомодератор тематической площадки «Экология» по направлению «Чистая вода» Новосибирского регионального отделения ОНФ Александр Белкун. Приводим его монолог на круглом столе, организованном Экспертным клубом-Новосибирск:

- Я представляю движение ОНФ, также я являюсь директором строительно-монтажного поезда, который долгие годы обеспечивает население водой. Я занимаюсь этой темой всю свою жизнь и руковожу этим предприятием уже 25 лет.

Национальный проект «Чистая вода» нужно использовать максимально, потому что это шанс для нашей области, и именно для сельских районов.

Я не соглашусь с теми показателями, что нам только 5% нужно сделать, потому что отсчет этих показателей идет из отчета Роспотребнадзора, но если его хорошо почитать, то он по эпидемиологическим показателям, то есть в Новосибирской области эпидемии нет. И они за это отчитываются, они за это отвечают. Это их работа. И если мы его возьмем, то нам действительно чуть-чуть осталось, а на самом деле нет! Я считаю, что 80% сельских территорий нужно обеспечивать. Выделяет область, старается, работает, но в министерстве водой занимается водой всего пять человек, которые физически в состоянии собрать только информацию. Информация снизу идет лукавая, это ясно сразу всем.

Наша работа – работа ОНФ: мы будем стартовать от этой позиции. Не с показателей и цифр и прочего, потому что сложно сейчас сразу одновременно все решить, потому что причин очень много. Это во многих населенных пунктах на сегодняшний день -–отсутствие эксплуатации водопровода. Нет людей, нет средств, нет той же самой ассенизаторской машины, чтобы что-то откачать и сделать. Ну, есть там где-то человек, который ходит и приглядывает. Есть же регламенты, как это делать все, то есть здесь ничего сложного нет.

Сегодня по закону каждый должен сам подключаться, но это нужно решать. Да, у нас был такой опыт, поселок Усть-Чем Искитимского района – там строили водопровод общей протяженностью 12 километров с подключением 100% населения. И построили его, и был он в 2008 году. Он есть, он работает сейчас. Люди получили и датчики, и счетчики, и все. Но потом законодательство поменялось...

Поэтому здесь сказать, что никто не работает нельзя, работают, и правительство, и министерство. Но вектор бы поменять в нужном направлении! Не писать доклады и цифры, что у нас все хорошо, а действительно разобраться, конкретно. Контроль за теми исполнителями, которые на местах дают эту информацию...

Да, подстроили за последние несколько лет порядка 150 станций водоподготовки. Но как специалист я не назвал бы это станциями водоподготовки. Это водоразборная колонка с очисткой. Она ставится одна, люди приходят и берут чистую воду. Это решает как-то проблему. 3-4 года эксплуатации этих станций водоподготовки приводит к тому, что их никто не эксплуатирует. Поставили, наладили, передали и ушли.

Когда взяли за основу эпидемиологическую составляющую, но не химическую, то здесь произошла ошибка. Если я у вас буду просить деньги, вы спросите на что. Я скажу, чтобы решить проблему. Но если я скажу, что у меня все хорошо, вы же мне не дадите денег. И докладывая наверх, что у нас замечательно, мы ничего не будем получать… Потому что, если посмотреть федеральный паспорт национального проекта, то здесь прописаны все регионы, а цифры-то разные. И многие стараются как можно больше взять денег. Вот здесь есть над чем подумать и поработать.

А в каждом селе индивидуально нужно подходить, потому что лет 25 назад начали строить полиэтиленовые водопроводы со сроком эксплуатации 100 лет, то есть они сейчас у нас должны быть вообще шикарными, а они заброшены. Вот эти колонки, которые с прошлого века, которые отработали – их нет. И никто не покажет этот склад, куда их складировали. Они просто исчезли. Соответственно меняется собственно технология работы водопровода. Это тоже нужно учитывать. Колодцы все заполнены водой. Порывов очень много, но это в основном самовольные подключения. Попробуйте решить на уровне нашего заксобрания, чтобы подключать все-таки людей, каким-то образом ставить им счетчик. Пусть он берет, сколько хочет воды, не ограничивайте его в этом. Технологий сейчас много новых появилось. Поэтому я считаю, что физически это все реально. Как производственник я в этом даже уверен.

Естественно, что централизованно это будет дешевле и меньше проблем. У нас есть поселки с населением 1000-1200 человек с водопроводной сетью 19-20 километров, и им не хватает воды, потому что у них всего 1 скважина, 1 погружной насос, обязанность которого только поднимать воду наверх, но не продавливать. Я считаю, что точкой отсчета надо взять не те 3-5%, нужно за основу взять действительный факт.

Вопрос вот в чем: по документам люди платят за эту воду. По документам она является чисто питьевой. Это является нашей проблемой. По хорошему, за это не надо платить. Нужно ставить вопрос о том, чтобы освобождать людей от оплаты за воду, которая не соответствует нормативам. А люди оплачивают полновесным рублем вот эту проблемную воду, которую потребляют! Это отдельный разговор. Какая у нас вообще экономика, экономические процессы, куда идут эти деньги, которые зарабатывают местные предприниматели? Они же идут не на водоочистку, а дальше.

Хорошо, вот эти станции поставили, а фильтры кто меняет? Их надо менять раз в полгода, а то может еще и чаще. То есть по идее получается, что они должны готовить воду, чтобы она была чистой, покупать на заработанные деньги фильтры и все, что нужно, но этого ничего не происходит. И люди пьют вот такую вот воду. И какая же она чистая? Вода чистой не будет. Так и будем топтаться на месте.

Водоподготовка. Если у нас здесь не опасное содержание железа и марганца для здоровья, то водоподготовка накапливает в себе. Она же чистит, она накапливает. Она может накопить до такой степени, что не выдержит и выплеснет в водопровод централизованный. И тогда будут уже совсем другие последствия. Многие подрядчики потом год-два сами ездят и помогают, и за свой счет их обслуживают, потому что нет ни одного договора, где бы наняли кого-то официально обслуживать.

Здесь должен быть подготовленный человек. Там все датчики, вся автоматика, там все хорошо, но автоматика не имеет логики. И если выгребную яму, куда это все сливается очищенное, очистили. Автоматика включилась на очистку, а сливать некуда. Прошел цикл, а она дальше пошла поливать, чистить воду. Поэтому обслуживать надо. Также как каждый день водопровод по регламенту осматривается.

Кто решил так, что колодцы надо заливать, чтобы они не замерзали? Что с этой водой, которая месяцами там? Поэтому здесь есть над чем подумать в плане организации всего этого. Да, мы построим все эти водоподготовки, закроем эти 3 миллиарда, но даст ли это до каких-то населенных пунктов, райцентрах, в первую очередь, чистую воду?

У нас получается так: если смотрим по данным, 300-400 тонн воды в сутки берет село, оно эти 300-400 тонн выливает под ноги. Поэтому у нас верхние горизонты скоро будут иметь всю химию стиральных машин и прочего. Это большая проблема, и к ней нужно подойти всем коллективом.

Если мы будем докладывать в Москву, что у нас всего 87% прекрасной воды и 3% осталось до 90% дотянуть, ну давайте докладывайте, чего тут такого? Премию, может, дадут. А население сейчас другое, оно не очень-то хочет терпеть. Люди хотят знать, что будет в стиральной машине стирать, как пищу готовить.

У нас есть опыт тоже, и министерство знает, с ними вместе прорабатывали. Но здесь в силу тоже законодательства нашего... 10 лет назад мы построили в Королевке Колыванского района водоподготовку в сеть и в Пономаревке, а потом бах и запрет! Построили в этом году в селе Жуланке, и 16 тонн воды пошли в сеть. Но эксплуатировать некуда. 300 кубометров воды в сутки проходит через эту водоподготовку, а теперь представьте, сколько она отливает нечистой воды. У них нет средств заниматься канализованием.

Станции водозабора стоят на балансе у главы сельсовета муниципального образования, у которого есть 3 специалиста, бухгалтер еще, но нет слесаря, нет электрика. А у него стоят, поэтому там, где женский персонал руководит селом, они открывают дверь и смотрят, все на месте или нет. Нет, ну это действительно факт, потому что практически из 5 рабочих дней 3 я нахожусь в области, в районах. И я это все вижу, с ними беседую, то есть контакт-то хороший. И с министерством контакт хороший. Но мы также будем биться в стену эту.

Какие у нас есть рычаги влияния на муниципалитеты, чтобы они решали этот вопрос? Рычагов влияния, на самом деле, два. Первое, это бюджет. А второе, к сожалению, проверка прокуратуры. Когда начинают проверять контрольные органы, то все начинают бегать, суетиться и как-то решать проблему, но превентивно у нас вся эта история продолжается годами и ничего не происходит.
 

Просмотров:631 Комментариев:0

Автор: Центр политического прогнозирования и анализа

Дата публикации: 17 октября 2019 13:31

Источник: Большой Новосибирск

Комментарии

    Добавить комментарий

    Оставьте свой комментарий